Мы используем файлы cookie на нашем сайте, чтобы гарантировать максимальное удобство пользователям
Хорошо. Больше не показывать
Close

Павел Шубин

В бой идут одни короли
Павел Шубин — русский советский поэт, журналист, переводчик.
Павел Шубин
В бой идут одни короли
Павел Шубин — русский советский поэт, журналист, переводчик.
Так вот она, Охта!
В заплатах Бревенчатых домиков ряд.
В полнеба речные закаты
На маленьких окнах горят.
Павел Николаевич Шубин родился
14 февраля 1914 года в селе Чернава Елецкого уезда Орловской губернии (теперь это Липецкая область) в семье мастерового писчебумажной фабрики. Будущий поэт был младшим в семье, где росло семь детей. Подростком в 1929 году уехал к сестре в Ленинград, работал слесарем на Металлическом заводе.

В 16 лет Павел Шубин отправился в Крым искать своего любимого писателя Александра Грина и показал ему свои стихи. Следуя совету Александра Грина, Павел Шубин поступил на филологическое отделение Ленинградского пединститута им. Герцена в 1934 году, который окончил в 1939 году. Первый сборник его стихов «Ветер в лицо» вышел в 1937 году, второй сборник «Парус» – в 1940г.

Ленинградский педагогический институт имени А.И.Герцена. Набережная Мойки 48. Он и сейчас там находится, только название другое. Центр города, рядом Марсово поле, Летний сад, и до последней квартиры Пушкина рукой подать… Немудрено, что Ленинград занимал значительное место в жизни и творчестве Шубина. В 1940 году он переезжает в Москву, но в душе навеки остаётся Ленинградцем.
.
«Гордый город»

Ты в сугробы зарылся глубоко,
обжигаемый ветром морей,
Город Ленина, Пушкина, Блока,
город юности вольной моей!



Ноябрь 1941 г.

С самого начала войны Павел Шубин на фронте. Он был сотрудником газеты Волховского фронта «Фронтовая Правда», которая базировалась в Малой Вишере. С 1941 г. Шубин находится в рядах действующей армии, участвовал в боях на Волховском, Карельском и Дальневосточном фронтах, в разгроме Квантунской армии.

Однажды, в перерыве между боями он устроил литературный концерт. И когда прочел первую строфу своей «Волховской застольной» — «Редко, друзья, нам встречаться приходится, но уж когда довелось…», то один из слушателей спросил: «Что ж вы, товарищ военкор, вместо того, чтобы свои стихи читать, народные песни исполняете?» На что поэт ответил, что для него высшая награда – что его произведение приняли за народную песню.

Командиры полков не знали, чем таким героическим ещё прогреметь, чтобы «заманить» Павла Шубина в своё расположение. Артистичный и остроумный военкор мог в считанные минуты отвлечь измученных бойцов от горьких мыслей. Его рассказы о далёких странах, о путешественниках и героях завораживали.

Павел Николаевич очень быстро и просто сходился с людьми, очень легко к себе располагал, не кичился ни своим званием, ни известностью, как поэт, не боялся пройти в самый передовой окоп, землянку, проползти туда, если надо, и на «брюхе». Однажды, давая объяснения генералу, почему он и фотокорреспондент пошли со стрелковой ротой в атаку, Павел Николаевич ответил: «Не могли же мы пойти назад, когда все пошли вперёд?»

«Ленинград»

Этот город бессонный, похожий на сон,
Где сияющий шпиль до звезды вознесён,
Город башен и арок и улиц простых,
Полуночный, прозрачный, как пушкинский стих,
Снова он возникает из мглы предо мной,
До безумия — прежний, до горя — иной.

Перерублен садовых решёток узор,
Под ногами валяется бронзовый сор,
Вечный мрамор Атлантов в подъезде дворца
Перемолот, дымится под ветром пыльца;
И на жгучую, смертную рану похож
Жаркий бархат оглохших Михайловских лож.




В 1943 году в Ленинграде вышла книга стихов «Во имя жизни», а в Беломорске в 1944 году сборник «Люди боя». Стихи Павла Шубина стремительные, моментально мобилизующие читателя. Одним из таких эмоциональных стихотворений, которое знают многие фронтовики, называется:
«Полмига»
Нет, не до седин, не до славы
Я век свой хотел бы продлить.
Мне б только до той вон канавы
Полмига, полшага прожить:
Прижаться к земле и в лазури
Июльского ясного дня
Увидеть оскал амбразуры
И острые вспышки огня.
Мне б только вот эту гранату,
Злорадно поставив на взвод,
Всадить её, врезать как надо,
В четырежды проклятый дзот.
Чтоб стало в нём пусто и тихо,
Чтоб пылью осел он в траву!
…Прожить бы мне эти полмига,
А там я сто лет проживу!

3 августа 1943года, Волховский фронт.

Павел Николаевич прошёл всю войну и вернулся домой к жене – скрипачке Елене Лунц и маленькому шестилетнему сыну Саше только в конце 1945 года, в звании майора. На его гимнастёрке были ордена Красной Звезды и Великой Отечественной войны II степени, а также медали «За Отвагу», «За оборону Ленинграда», «За оборону Советского Заполярья», «За победу над Японией». Он долго искал себя в мирной жизни, но пережитое на фронте застилало глаза как дым, и некуда было деваться от боли и скорби. И некому выговориться – стихи о войне вдруг стали никому не нужны, их не принимали в печать. После войны за пять лет поэт издает три сборника: «Моя звезда» (1947), «Солдаты» (1948), «Дороги, годы, города» (1949).

Павел Шубин скоропостижно скончался 10 апреля 1950 года от сердечного приступа, присел передохнуть на лавочку и больше не встал. Критический возраст для поэтов – 36 лет.

«Битва на Свири»

Три года стоят здесь враги. Смотри:
Мины поверх земли,
Сталь и железобетон – внутри,
Пушки – в любой щели.
Колья и надолбы вдоль Свири
Проволокой оплели.



1944 г.
Поэма посвящена участникам Свирско-Петрозаводской наступательной операции

Made on
Tilda